Задрот

Валька его никогда не любила, но выбора не было – куда ни плюнь, кругом одни алкаши. Вот и вышла за Задрота, как все за глаза называли Ваньку. Через год и она начала величать мужа так же. Как и положено задроту, Ванька не пил, не курил и не дрался – сидел над книгами. И работу нашел походящую — библиотекарем. Книги на работе, книги дома. К толстой Вальке интерес пропал вовсе. Да и не было его, интереса. На душе была лишь бесконечная, вязкая печаль – та, от которой все мужики на Руси пьют. Только все пьют, а он не умеет. «Так и есть – задрот. Всё верно люди говорят, так мне и надо!» — печалился он.
«А где твой задрот?» — запуская руку под Валькину юбку, спрашивал очередной кавалер.
«Всё книжки свои читает, олух» — закатывая глаза, отвечала она.
«Такой бабе нормальный мужик нужен» — продолжал следующий ухажер, раздевая её.
«Да где ж такого взять? Вы все скоты!» — стонала от удовольствия пьяная Валька.
Что ж, каждый ищет счастье, где может – кто в книгах, а кто в чужих объятиях.

- Собирайся! — как-то раз, встав из-за стола, сказал Ванька, — поедем на ВДНХ, там в одном из павильонов выставка книг. Пройдемся по ВДНХ, мороженого поедим.
- Мороженое! — захохотала Валька, с трудом оторвав голову от подушки, — это всё, что ты можешь предложить? Ну, что ж, поехали – хоть белый свет увижу!
Зеленые вагоны электрички сменились на синего цвета метрошные, и вот он – ВДНХ.
Облака плыли справа налево и слева направо. У Вальки кружилась голова от обилия красок и новых ощущений. «Вот это жизнь!» — думала она, провожая взглядом красавиц, разглядывая аттракционы и лавки с сувенирами. Но Ванька-задрот тащил её прочь – туда, где лежали пахнущие свежей краской книги. На её счастье хлынул дождь, и они забежали спрятаться в ближайшем павильоне.
- Так господа, сначала в кассу! – перегородил дорогу пузатый охранник.
- В какую еще кассу? – возмутилась Валька.
- Не видишь – выставка нижнего белья, билет пятьсот рублей.
- А что так дорого-то?
- Будет еще стр**тиз.
- О, это то, что нам нужно, правда Ванечка? – подмигнула она своему мужу.
- Валя, нам на другую выставку, — тихо произнес он.
- Нет, нам сюда! – и, выхватив у супруга кошелек, она протянула охраннику две пятисотки.
- Шагай, задрот! – толкнула она мужа.
Охранник проводил взглядом странную парочку – худощавого тормоза и крепкую – кровь с молоком рыжеволосую молодуху и положил две хрустящие бумажки себе в карман.
В темном зале стояли люди, разглядывая и фотографируя снующих по подиуму длинноногих моделей в нижнем белье. Многие в ожидании стр**тиза откровенно скучали. Заскучал и Ванечка. Он задрал голову и принялся рассматривать потолок, где были изображены картины социалистического прошлого.
- Пошли ближе!
Вновь получив толчок, Ванечка стал покорно протискиваться сквозь толпу, краснея, извиняясь и раскланиваясь.
Очутившись у самого подиума, Ванечка отметил, что вблизи ноги манекенщиц кажутся еще длиннее.
Внезапно погас свет, заиграла ритмичная музыка и чей-то голос объявил: «Встречайте великолепную Рыжую Бестию!»
Включился прожектор, и в его прицеле оказалась изумительной красоты девушка с рыжей копной волос.
Что-то шевельнулось у Ванечки в груди. Или где-то значительно ниже – Ванечка сам пока не понял.

У Олечки – Рыжей Бестии сегодня был последний рабочий день. Кредит за однушку в Железке выплачен, есть небольшая сумма на жизнь – с танцами и стр**тизом теперь покончено. Можно всё начинать с чистого листа.
Двигаясь под музыку, Рыжая Бестия стала искать глаза – те глаза, в которые она будет смотреть во время своего выступления. По-другому она не могла — чтобы не глядеть на рожи всех этих гламурных фотографов, молодых подонков и слащавых стариканов, ей нужно обязательно найти нормальные глаза.
Глаза нашлись быстро. Они принадлежали лысеющему, но вполне еще молодому мужичку с каким-то детским выражением лица. Что-то шевельнулось в груди у Олечки. Или где-то значительно ниже – Олечка сама пока не поняла.
Протянув руки, она вытащила мужичка на сцену и усадила его на приготовленный стул.
Обойдя круг, Оля повернулась к своей жертве. Расстегнув запонку и шевельнув плечиками, она скинула бюстгальтер. Ванечка, увидев в полуметре от своего лица два прекрасных шара, испуганно зажмурился. Рыжая Бестия, грациозно извиваясь, прошлась по подиуму и вернулась к едва дышащему библиотекарю. Улыбнувшись, она лизнула ему нос, наклонилась к толпе и, выгнув спину, сорвала с себя трусики. Зашипели вспышки фотоаппаратов, и в ту же секунду Оля отлетела в сторону. Музыка поперхнулась и остановилась. Фотоаппараты защелкали еще быстрее – на сцене, подняв кулаки, стояла Валя. Отвесив вторую оплеуху мужу, она закричала.
- Что ты тут расплылся, задрот плешивый? Что ты на неё уставился, погань? Думаешь, она лучше меня? Думаешь, я так не умею? Умею! Еще лучше неё умею!
Она обвела мутным взглядом зал и начала задирать сарафан. Смышленый ди-джей вновь воткнул музыку. Толпа радостно захлопала в ладоши, подбадривая новую звезду.
Валя, кое-как справившись с сарафаном, бросила его на голову мужа, заработав смех и новые аплодисменты. Виляя бедрами, она описала круг и, немного помедлив, расстегнула лифчик, явив изумленной публике свои трехлитровые груди. Фотографы были в восторге, толпа заревела.
Распустив волосы, Валя нагнулась к зрителям и выхватила у кого-то бутылку из рук. Сделав пару глотков, она вылила оставшуюся жидкость на себя. Раззадорившись, доморощенная стр**тизёрша медленно стянула с себя трусы и бросила их в зал. А затем застыла, зажмурившись от фотовспышек. Греясь в лучах софитов, Валька и не думала уходить. Она была счастлива.
Никто не заметил, как со сцены сперва исчез Ванечка, аккуратно повесивший на спинку стула сарафан жены, а потом испарилась и побитая Валькой Оля.

Дождь, оставив на асфальте витражи из луж, ушел куда-то дальше. На выходе из павильона в нерешительности топтался Ванечка. «Ща бы закурить – да не умею. Задрот!» — барахтался он в потоке своих обычных дум. Вдруг кто-то прикоснулся к его руке. Возле него стояла Оля.
- Тебя как зовут? – спросила она.
- Задро…, то есть Ванечка. Ваня… Иван.
- Поехали ко мне, Ванечка. У тебя буду я, у меня будешь ты, а у новой Рыжей Бестии есть они, — Оля кивком показала на выходящих из павильона людей, — все счастливы. Ведь это хорошо, когда все счастливы, правда?
Ванечка, улыбнувшись, протянул руку Оле. Он захотел сказать ей в ответ что-то умное — что-то из того, что он вычитал в одной из своих книг. Захотел, но не смог. «Задро… Нет, всё, хватит! Хватит!» Ванечка расправил плечи и глянул на охранника.
- Слышь, Рэмбо, дай закурить!
Есть что добавить? Зарегистрируйся! И напиши своё мнение