Соска

Я вошел в маршрутку и тут же поймал на себе мимолетный женский взгляд. На меня смотрело довольно похотливое личико. Таких девушек часто можно встретить на улицах, в принципе ничего удивительного – типичная соска, коих миллион: черные прямые волосы, черные брови уголком, тональный крем, зеленые глаза, накрашенные блеском губы и так далее. Отдав водиле законные 25 р, я зарылся вглубь салона и стал такать пальцем в обледеневшее стекло.

Она сидела напротив меня, прямо на том месте, через которое просят передать «за проезд». Маршрутка, наконец, тронулась, и мы начали играть в традиционную игру «я отведу глаза или она отведет глаза». Как правило, на таких, я долго не заостряю внимание. Ну что с них взять? Ну да, смехуальна, отдает пошлостью и дерзостью изо всех дыр, но ведь их хрен удержишь, если речь пойдет о семейной жизни. Вечные тусы, тугие подруги, клубы, мальчики, ля ля фа фа, вечные оправдания, тонкий «Винстон», проблемы с мамой и пять миллиардов пар сапог и туфель. И она такая же, ну сто пудов. Четко соответствует избитому стереотипу. Я еще раз перевел на нее взгляд, чтобы лишний раз убедиться в правильности своих суждений. Ну да, так и есть – в одной руке пакет «Рив Гош», в другой телефон «тачскрин», в ушах белые наушники, черная аккуратная курточка и дерзкий взгляд в мою сторону. В нашей игре я, явно проигрывал, так как первый отводил глаза в сторону мужика пьющего пиво. Еще чуть-чуть и он отдаст мне свою бутылку, типа «Да зае….л, на пей!!!»

Газель ползла своим маршрутом, лишь изредка останавливаясь на стандартных остановках «За светофором можно?», «За перекрестком остановите» и тд. Мне повезло, я живу на конечной - это значит, что к дому я подъезжаю почти в гордом одиночестве. И этот случай не стал исключением, когда маршрутка остановилась, в салоне остались каких-то пару человек и мы.

Она вышла первой, а я за ней. И конечно, не заценить ее тыл, было бы нелепой глупостью. Короче, сзади у нее тоже было все в порядке – джинсики ровным слоем облегают попу, подчеркивая ее форму и оптимальную упругость. Если продолжать и дальше облизывать ее глазами, то можно заметить, как пару ровных ног венчают короткие черные сапожки. В руках мирно покачивается такая же черная лакированная сумка.
Вообще, у себя на районе я этой девушки не видел, да если сказать честно - у меня такой район, что лучше вообще никого не видеть.

Она вдруг обернулась, и я тут же вскинул голову вверх, типа смотрю в сторону своего окна, и не важно, что оно с другой стороны. Медленно, но верно, мы брели к моему дому – некогда бывшему общежитию, которое после развала страны стало полноценным жилым корпусом, где часть квартир была приватизирована, а часть сдавалась внаем. Недолго думая, я решил обогнать спутницу. Так будет легче и мне и ей, а то, как дети малые – якобы не замечаем, что пялимся друг на друга всю дорогу.

Подъезд дома встретил меня традиционным запахом разлитого пива, мочи и спящим, на всем этом великолепии, бомжем. Обычная ситуация. Нажав кнопку вызова лифта, я услышал, как тот начал свое движения откуда-то сверху. Вот почему так, когда вызываешь лифт с девятого этажа, он тянется снизу, когда вызываешь его с первого, он прется сверху?

Размышляя над этой загадочной лифтомифологией, я даже не заметил, как тихо, почти неслышно по разломанной плитке подъезда зацокали каблучки женских сапожек. «Ну, здрасти, мне еще с ней в лифте ехать». Через пару-тройку секунд она уже стояла возле меня, традиционно бросив в мою сторону колкий взгляд. Двери лифта открылись.

Я пропустил ее первой, потом зашел сам.

- Вам какой этаж? - Поинтересовалась леди. Ее голос мне понравился, он не был противно-высоким, как часто бывает, а немного низковатым, даже в какой-то степени грубоватым.

- Девятый! - сказал я, и она нажала пятый.

Всю дорогу мы молчали, но я чувствовал, как она смотрит на меня. Интересно, а существуют ли ситуации, когда прямо в лифте, первой встречной говорят «Привет, давай познакомимся?» Наверно, нет. Да и глупо это вообще, в грязном лифте, знакомиться с девушкой. Если, конечно, она не лифтер, а ты не застрял. Наконец, после мучительных и бесконечных семи секунд, лифт дернулся и остановился. Я вышел из него, дабы пропустить мадам, но она, видать, не поняла такого маневра и пробурчала:

- Это, пятый этаж, молодой человек.

Тут я решил быстро отшутиться, а то еще подумает, что я как все – немой и странный маньяк.

- А вдруг, в гости пригласишь. – Сказал я ей в спину, когда она пыталась попасть ключом в замочную скважину. Девушка остановилась, медленно повернула голову и сказала:

- Ну так заходи.

Упс! Сразу же в голове стали мелькать вопросы: Чистые и целые ли у меня носки? Появились ли прыщи на лбу? Не слишком ли грубая щетина? Да и вообще мылся ли я сегодня с утра? Признаться, я не ожидал такого поворота событий.

Но прогнав все эти глупости, я, все же, последовал за ней. Не знаю, то ли меня вела ее искренность, то ли ее попа, я сейчас не смогу сказать наверняка, но то, что мне захотелось побольше узнать о ней – это точно.
Комната, в которой она жила, была довольно ухоженная: аккуратно заправленная постель, на ней ноутбук. На кухонном столе ничего лишнего, кроме пакета конфет и пачки сублимированного кофе.

- Разувайся! – сказала она и сама принялась снимать сапожки.

Здесь все было по ГОСТу. Ни одной блядской диковинки я не приметил. Даже банки ЯГУАРА, не было видно. Наоборот отовсюду пахло хозяйственностью, как будто она каждый день готовилась к тому, что встретит кого-то в лифте и пригласит домой. Лишь одно меня немного подкосило, но подкосило в лучшую сторону – возле кровати, рядом с подоконником стояла сушилка для белья, на которой помимо блузочки и кофточки висели рядком женские трусики, и все, как назло, стринги. Я почувствовал, что на кончике языка собираются слюни, а колени начинают рецидивно трястись. Благо, все это великолепие было тут же прикрыто брошенным махровым полотенцем.

Она, вежливо, пригласила меня к столу

- У меня только кофе… И это… - Она потянулась и достала, какую-то банку. – И ореховая паста. Тебе сколько сахара?
- Три… - ответил я и позволил себе немного по-пялиться на ее декольте, в котором тоже все было отлично сгруппировано. – Блин, да этого не может быть!
- Что? – Спросила девушка и приподняла левую бровь. Тут я понял, что уже начал озвучивать свои мысли. Как бы ни ляпнуть чего лишнего.
- Меня зовут Стас!
- Оля!
- Ну очень приятно! Ты снимаешь?
- Ага! Недавно переехала.
- А ты откуда?
- Вообще, из Молдовы.
- О круто!

Далее последовал ряд традиционных клише: Где работаешь? Там-то, а ты? Там-то? Сколько ты здесь уже? Столько-то? А ты местный? Неа, от туда-то? И так далее.

Чем дольше мы общались, тем больше я понимал, что на моих глазах рушится стандартный стереотип. Она не казалась мне обычной соской, пытающейся себя выгодно сдать в аренду или сорваться куда-то в клуб с парой глупых подруг. Нет, она была абсолютно обыкновенной, несмотря на то, что выглядела она просто шикарно. Я сразу же стал вспоминать, на какую порно актрису она похожа. В голове всплыла пара героинь – я молча отметил их для себя и вернулся к разговору.

- … Да хозяйка, блин, задолбала. С этого месяца плату за комнату подняла… - Ольга жаловалась. Но мне было наплевать на ее «интересный» рассказ, я то и дело переводил взгляд на ее зеленые глаза, с глаз на рот, со рта на грудь и обратно. И говорить, какие фантазии меня посещали в данную минуту, не стоит, итак, я думаю, все понятно. Главная проблема, которая передо мной открылась, так это то, что я не мог решить для себя - почему она такая простая. Сидит мне заливает про жилье, хозяйку какую-то, до этого ковырялась в носу, а еще раньше рассказывала, как заблудилась в ИКЕИ. Я человек уже не маленький, и давно для себя определил, что девушки делятся на две категории: на тех, кого тупо хочется трахнуть и на тех, кого хочется трахнуть и прожить, ну дай Бог, целую жизнь. Конечно, эта особа относилась к первой категории, но она как-то грамотно разрушала мою структурированную мифологию. Но, я был почему-то убежден, что, не смотря на свою простоту, она тот еще фрукт. Да, к примеру, взять недавний факт - она пустила в комнату незнакомого человека. Хотя я больше похож на аккордеониста, нежели на маньяка, но все же. – А ты сколько платишь за комнату?
- 9500! Но моя пока не поднимает. – Если честно, меня эти обычные разговоры утомили. Я все искал повода перейти грань дозволенного. Ну ведь это ясно, как день - она знает, что привлекает мужчин. Я – мужчина, я тоже это понимаю. Я у нее в гостях в первый же вечер нелепого знакомства. Ситуация располагает, да и презервативы у меня с собой – Ладно, слушай… Короче, ты отлично…

Но не успел я договорить, как неожиданно раздался звонок в дверь. На часах около 12-ти ночи.

- Бля… - Послышалось от Ольги и привычное, в таких ситуациях… - Как он меня уже достал, урод!

Мне не нужно было долго догонять, что за входной дверью стоит какой-нибудь кавалер, и судя по всему не один.

- Я не буду открывать, - сказала Ольга и скрестила руки на груди.
- А кто это?
- Да Паша, придурок местный… - Звонок снова заверещал, на это раз более настойчиво и часто.
- Короче понятно! - Сказал я и направился в сторону входной двери. Сейчас я, конечно, изображал борзого защитника, но в душе я лихорадочно кусал ногти и шептал «Бля, че делать?!»

Сквозь дверной глазок можно было разглядеть, минимум троих. Все как положено. Двое стоят курят, общаясь друг с другом, иногда харкая на пол лестничной клетки. Кто-то стоит в кепке, кто-то в п***рке, стандартные пуховички, джинсики, ботиночки. Короче, ребята экипированы по вечернему. Подготовились, молодцы.

- Оля, еб…ть! Открывай. - Настойчивый гусар все так же продолжал нажимать на звонок.
- Паша, ее нет, походу. – Вмешался в процесс один из «свиты»
- Да я видел, как она в подъезд вошла. Оля, ты че меня дро…шь?

Я, молча, разглядывал мразей и думал, как совершить героический поступок так, чтобы мои нос, ноги и кости остались целыми. Я обернулся к Ольге в поисках ответа, но та молчала, отрицательно кивая головой. Я повернулся к двери.

- Кто там? – Наконец, раскрыл карты я.
- А ты кто такой, бык? – Послышался логичный вопрос.
- Стас, не открывай. – Ольга прижала ладони к лицу, в глазах заблестели слезы.

Я около секунды помычал себе под нос, затем тихо выдохнул, неслышно отодвинул язык замка, отошел на несколько шагов назад и с силой ударил дверь с ноги.

- Еп….. – Послышалось на той стороне. Туловище мушкетера отлетело к противоположной двери и плавно стекло вниз. – Суууууууука, бошка, еб….ть.
Я вылетел на лестничный пролет и тут же получил прямой удар в челюсть. Где-то справа послышался женский вопль, а слева «Ху….рь его суку». Я пропустил еще один удар, на этот раз ногой в макушку и понял, что медленно оседаю на ступенях лестницы. Голова немного загудела и закружилась. Тут вмешалась Ольга, которая своей паникой дала немного форы. Она отталкивала долговязого дружка в сторону.

- Олег, не тронь его. Это просто друг.

Мне этого было достаточно, чтобы прийти в себя. Опершись о стену, я стал быстро подниматься.

Когда координация постепенно вернулась, я схватил того, кого звали Олегом за горло и силой воткнул его бошкой в стену, а когда его мразнообразная голова отскочила словно мячик, я воткнул ее еще раз. Все, Олег на время вышел из зоны действия сети, этим надо пользоваться. Я повернулся к Паше, который уже летел в мою сторону, и по лицу было видно, что явно не с комплиментами. Только я собрался увернуться от этого барана, как откуда-то мне в челюсть прилетела ступня 45 размера. От боли я завернулся в клубок и завыл, мне тут же стала подпевать своим воплем Ольга. Я лежал на полу и наблюдал, как по мне очередью стреляют ноги разного ботиночного калибра. В основном это были «ECCO» и «Адидас». Вскоре к ублюдкам присоединился и Олег.

Помню в детстве, когда я возвращался домой с синяком, мой папа, уже изрядно подпив, говорил мне «Сынок, п*я если их много и они больше тебя, бери трубу, сука, и еб….шь наотмашь». Эх, папа, папа, а ведь нет трубы-то рядом, мог бы более дельные советы давать.

Не помню как, но мне все-таки удалось схватить одного из ублюдков за ступню и резко провернуть ее. Это был третий, имени которого я до сих пор не знал. Его тело, ростом примерно 160 см, свалилось в собственные харчки. Воспользовавшись паузой, я стал быстро отползать вниз по лестнице, помогая себе ногами. Остальные двое побежали за мной.

Вдруг, в голове возник хитроумный план – воспользоваться кем-нибудь, как живым щитом, тогда бить меня будет гораздо сложнее. Из последних сил я выпрыгнул в сторону бежавших на меня лосей и схватил за шею первого попавшегося. Это был Паша. Мы упали вниз и первые две минуты, тупо кувыркались по полу. Наконец, я оказался сверху и начал поливать его обильными ударами в табло. Сзади меня пинал Олежка в спину, но половина его ударов была еле заметной и приходилась вскользь, все это благодаря Ольге, которая пыталась его от меня оттащить. Таким образом, из нас получилась эдакая своеобразная подъездная «Репка», где я пихаю в табло Пашке, Олежка пинает в спину меня, а Ольга тянет-потянет Олежку. Но я не обращал внимания на эту сказку, единственная мысль, которая летала в моей голове, так это забить до смерти лежащего передо мной соперника. Паша, отплевывал то влево, то вправо кровавые слюни и я уже был готов пожинать лавры, как вдруг почувствовал колющую боль в виске, затем раздался женский вопль «Сволочи!», а через мгновение я потерял сознание.

***

Тюль, закрывающий окно, мягко колыхался на сквозняке, одна из створок была открыта. Комната постепенно, наполнялась морозным холодом. Я заерзал и застучал зубами, но продолжал смотреть на эту игру ветра и ткани, не понимая, где я, что я, почему я. Со временем, ко мне вернулась память, с памятью вернулась и боль. Я стал замечать, неисправности своего организма. Во-первых, взгляд был мутный и размытый. Наверное, у меня сильная отечность, да плюс на моем лице находились какие-то компрессы или еще что-то. Во-вторых, болел бок, а это походу ребро. В-третьих, я почему-то чувствовал, что у меня во рту не хватает пары зубов. Да и вообще ныло все тело.

Вот и попил «кофею».

Вдруг, перед глазами замаячил размытый силуэт Ольги. На ней был черный пуховичок усыпанный снегом. В одной руке она держала пакет с фруктами, в другой пачку каких-то лекарств и бурчала инструкцию.

-…Так, противопоказания. Беременным нельзя, с заболеваниями предстательной железы нельзя и бла-бла-бла… - Она поставила пакет, повернулась ко мне, прикусила нижнюю губу и накрыла меня одеялом. Мне стало теплее. – Черт, вот я дура! Сейчас еще простынет. Бедный мальчик.
- Ольга, закрой, пожалуйста, окно… – Сказал я, и решил, что теперь-то уже можно с ней о чем угодно разговаривать, после того что произошло. Так я и сделал… - …Но закрой так, чтобы я видел твою отличную задницу!
Она усмехнулась, захлопнула створку и убрала мокрый компресс с моего лба.
- Не говори фигни, спи давай…
- О че с Пашкой, с Олежкой и с этим, третьим?
- Сосед выбежал, помог … Они свалили, суки… Мы не стали вызывать скорою, мало ли, вдруг приедет еще и милиция, а у меня регистрации нет.
- Правильно сделали, что не вызвали… Мне тоже продлевать надо…
- Так ладно, не говори ничего… Ты бы себя видел… Мой маленький - Ольга положила на лоб новое полотенце, которое по запаху напоминало мазь Вишневского и легла рядом. Я закрыл глаза. Ха, «Мой маленький», надо же.
- Оль? – Прошептал я.
- Ну что?
- А сколько у тебя пар сапог?
- Ээээ! Ну, только те, в которых вчера пришла. Одни, короче.
- Это хорошо. Значит ты не соска.

В ответ я получил, нежный удар ладошкой по ягодице и мой устоявшийся стереотип был полностью разрушен.
Есть что добавить? Зарегистрируйся! И напиши своё мнение