Бася.

– Свят, свят, свят!!! – машинально перекрестился я, напоровшись на пристальный взгляд желтых глаз.

Было нормальное такое рабочее утро, и ничего, как говорится, не предвещало счастья. И вот, на тебе, вижу – с лестничного пролета, прямо между ступенек, по которым я только что прошел, сидит и смотрит на меня в упор, как следак на допросе, трехцветная кошка. Не мяучит жалостливо, не делает грустные просящие глаза, а просто смотрит. Жуть. Был бы я с похмелья, точно Кондрат бы схватил и уволок туда, куда Макар телят не гонял.

– Вот же сука страшная!!! – выругался я, но уже не так эмоционально. Все-таки кошка была красива своим диким окрасом. Но любоваться на нее мне было некогда, и так на работу опаздывал. Короче, пошел работАть.

Вечером же домой я возвращался уже изрядно подшофе (какое-то было у нас пятничное мероприятие), но не в этом суть. Настроение было у меня просто распрекрасное и главное – доброе, и вот, поднимаясь по лестнице, я снова встретился с этой замечательной (на тот момент) кошкой, сидящей на том же самом месте, где мы впервые повстречались.

– Ну, привет, кисуля, все сидишь, кукурузу охраняешь? – спросил я.
– Мя, мя (сам не видишь, что ли)? – ответила кошка.
– Выгнали, поди?

Тишина.

– Голодная, да и замерзла, наверное?
– Мя, мя, мяу-у (а сам как думаешь, посиди тут целый день без еды и на холоде)?!!
– Ну что, может, ко мне зайдешь, перекусишь, чем я послал? – приглашающее открыл я дверь в квартиру.
– Мяу (ну так и быть, зайду, если настаиваешь), мя, мя (но прошу заметить, я не напрашивалась, ты сам меня пригласил), – ответила кошка и неторопливо проскользнула в квартиру.

Поужинали мы на славу. Я вытащил из заначки полбутылки коньяка, сварил картошки в мундирах, порезал отмоченной соленой кеты, присыпал ее мелко порезанным лучком и все полил растительным маслом. Лимона и сыра не было, да и пофигу, коньяк и под рыбку малосоленую прекрасно пошел. Хеннеси под что хошь прекрасно идет. Кошка тоже не обламывалась и, сожрав пару штук наваги, уютно устроилась в кресле.

Вообще, оставлять ее у себя я не собирался. Просто предоставил приют на ночь этой знатной зверюге, а с утра собирался с ней распрощаться. Привык я уже жить в гордом одиночестве и никого на своей территории долго видеть не хотел. Ну, максимум, до утра. Но кошке несказанно повезло (видать, окрас трехцветный и правда счастливый), что утром была суббота, и что ко мне зашли друзья, опять же с коньяком. И вот, как-то за два дня она и прижилась. Естественные надобности кошка справляла прямо в раковину, так что с этим проблем у нас изначально не возникло. Рыбы была полная морозилка, в общем, никаких таких глобальных неприятностей она мне не доставляла, да и, по сути, за два дня этих не до нее мне было. А в понедельник утром мозг терзала одна только мысль: «нахрена же я так пил», и места для кошки там абсолютно не оставалось.

Придя вечером домой, я с некоторой радостью увидел, как это существо ластится к моим ногам и всячески выражает свою благосклонность их возвращению. Естественно, подспудно я все списал на то, что скотинка просто проголодалась, но все равно приятно было.

Так мы и начали жить. Две ярко выраженные индивидуальности под одной крышей. И как-то все у нас сразу наладилось, прямо чудеса, да и только. Кошки все-таки в плане моего комфортного существования гораздо предпочтительней собак. Придешь домой после работы, весь на нервах, видеть никого не хочешь, а тут тебя вроде как и встречают, но очень ненавязчиво. Покушать зверюге закинул в плошки, лоток очистил и отдыхаешь в свое удовольствие. Никаких тебе взрывов любвеобильности, никаких лишних эмоций. Вроде и рядом находится, и в тоже время не мешает. Выгуливать не надо, балкон открыл – и все в порядке, да и расходы на еду опять же минимальные.

Вот с собаками дело немного посложней обстоит. Собаки – они друзья, с ними другие отношения, а вот кошки, не все конечно, чисто для эгоистов махровых. С ними дружить не надо, с ними сплошные взаимовыгодные условия. Захотелось тебе пять минут умиротворения – взял кошку на руки, гладишь, а она в ответ дизель свой запустит – красота. Надоело – на пол сбросил, ей надоело – укусила, и никто ни на кого не в обиде. Потому как каждый уважает свободу. В общем, нормально все, чисто по эгоистичным понятиям.

В общем, вернувшись домой и осознав, что кошка прописалась здесь надолго (если, конечно, крупно не накосячит), я решил дать ей имя. Первое, что мне пришло в голову, это кликуха – Шмыга. Попробовал позвать, но кошка на меня так посмотрела, таким полным аристократизма взглядом, что мне стало даже неловко.

Тут ко мне в гости пришла моя замечательная подруга Настя и предложила вариант – Бэтмен, из-за черного, в виде маски, окраса морды кошки. Но, хотя кличка и была в тему, тем не менее, не прижилась, все-таки это кошка, а не кот.

Потом пришла соседка и пролечила меня, что имя должно быть короткое и заканчиваться должно на «ся». Начал я думать, но все клички какие-то гламурные выходили: Муся, Маруся, Пуся, Люся – тьфу!!! И тут меня осенило – Бася!!! Нормальное такое польское имя, в честь одной дуры из Польши, героини прошлогоднего Инофорума. И главное, что для всех кличка-то абсолютно непонятная получилась. Так что имя подобрал я абсолютно верное. Ведь в каждой женщине должна быть тайна.

Но имя это было чисто дневное, солнечное, а ближе к ночи кличка начала видоизменяться: 19-00 – Бася, 20-00 – Бастинда, 21-00 – Басилашвиля, 22-00 – Басясука, 23-00 – просто Сука и, наконец, ровно в полночь, добрая милая Бася превращалась в – ТВАРЬ!!!!!

В эту же (первую осознанную, после нашего с Басей знакомства) ночь я сделал для себя открытие о том, что у простых китайских тапок прекрасная аэродинамика и замечательная убойная сила в зоне прямой видимости.

Но сначала я испытал настоящий шок. Только я начал засыпать (а сплю я на животе, так как храплю неимоверно и частенько от храпа и просыпаюсь), как неожиданно мое лицо на мгновенье вдавилось в подушку, затем последовал толчок, шуршание ковра по направлению к потолку…

Мне повезло, что сон у меня чуткий, и я был с похмелья весь на взводе. Только поэтому я моментально проснулся и сел. Через мгновенье на подушку рухнула Бася – Тварь, а следом за ней туда же упала деревянная и довольно тяжелая аудиоколонка. На этом бы и могла закончиться вся наша история, спи я покрепче, и не была бы Тварь кошкой. А так картина могла бы получиться, как говаривал товарищ Гоцман – «маслом».

«Из протокола осмотра места происшествия: На диване лежит труп мужчины, без видимых повреждений (предположительно труп скончался от разрыва сердца), на голове трупа – труп кошки, а в трупе кошки застряла деревянная аудиоколонка. Типичный суицид, с применением бытовых приборов и животного мира».

В общем, кошка от колонки тоже успела увернуться, но вот от тапка не смогла и с жалобно-оскорбленным мяуканьем скрылась в прихожей.

После такой встряски сон мой моментально улетучился, видимо, тоже в ужасе от происшедшего, а я закурил сигарету и пошел на кухню заварить чайку. Бася все это время пряталась за холодильником, негодующе сверкая глазами, в которых не было ни капли раскаянья.

Я уже начал подумывать о том, а не свалял ли я дурака, запустив домой эту паскуду, но кошка была молодая, шаловливая, да и лень мне ее было из-за холодильника вытаскивать. Короче, простил.

А потом, когда я пил чай, мне вспомнилась одна история. Правда, без прямого участия кошки, но тоже вполне занятная.

* * *


Задержался я как-то в гостях у одной молодой особы по имени Полина и остался с ней ночевать со всеми замечательными последствиями.

Пробудил меня дикий и, как мне показалось, предсмертный крик. Вскочив с постели, в полной темноте я бросился в прихожую, откуда доносился непонятный шум и жуткое хрипение (наверное, тогда у меня и появилась первая седина). Выскочив в коридор, я замер в гротескной позе, и было от чего. Дверь в туалет была распахнута настежь, и тусклый свет лампочки узкой полосой освещал небольшой кусок коридора. И в этой полоске света распласталась, словно лягушка, моя ненаглядная, придавленная бачком унитаза вместе с трубой. А сверху их заливала вода, бьющая фонтаном из туалета. Хорошо хоть – не фекалийная.

Тут надо дать небольшое отступление. Люди старшего поколения, наверняка, помнят эти замечательные конструкции, сливных бачков. К унитазу была прикреплена длинная труба, которую почти под самым потолком венчал сливной бачок. Чтобы смыть за собой, необходимо было дернуть за цепочку или там веревочку, дабы водичка полилась. Видать, разработчики «Красную Шапочку» в свое время почитывали.

В первые секунды я подумал, что тут реальный глушняк. Но неожиданно Полина повернула голову и прохрипела, как зомби: «По-мо-ги!!!!» Я, конечно, моментально кинулся на помощь, сбросил с бедной девочки эту конструкцию (а весила она немало, чугуна в СССР хватало) и, заскочив в туалет, перекрыл воду. Затем помог Полине подняться и увел ее в гостиную. Усадив ее в кресло, я метнулся обратно в прихожую сушить палубу. Когда я, наконец, закончил и вернулся к Полине, то увидел, что она скорчилась в кресле и, утопив лицо в ладонях, судорожно трясется и всхлипывает.

«Рыдает, наверное, ну конечно – такой стресс пережить», – подумал я и, присев на ручку кресла, приобнял девушку за плечи, и хотел уже было сказать, что-нибудь утешительное, но тут Полина оторвала руки от лица, и я увидел, что она не плачет, а дико смеется.

«Истерика», – сразу пришло мне в голову.

– Ой, я не могу!!! – сквозь смех всхлипнула Полина. – Представляешь ситуацию: я вся такая сонная иду в туалет, и мысль одна – как бы побыстрей все сделать и не успеть проснуться. И тут на выходе, что-то тяжеленное сзади натурально вбивает меня в пол и заливает голову водой. Тут такая паника начинается из-за непонятности ситуации. Что, кто, зачем и вообще – что происходит?!!! И тут залетаешь ты, останавливаешься тоже в полном ступоре, и я вижу, что лицо твое меняется на глазах. Сначала испуг, недоумение и, наконец, вижу, что сейчас заржешь и хотела тебе нормально сказать, чтобы помог, и тут на саму смех навалился. Я просто себя еще со стороны представила. Лежит такая «царевна-лягушка» в одной ночнушке и бачком придавленная. Вода прибывает, и я еще подумала, а ну как я сейчас тут просто захлебнусь, вот смертушка будет, почти как у Баркова, «жил грешно и умер смешно».

Вот такая вот история. Сантехнику, конечно, поменяли, но я когда у кого вижу такие системы, то держусь с ними настороже.

* * *


После таких воспоминаний, Басю я простил, но колонку на следующий день укрепил понадежней.

С этой ночи кошка потихоньку и начала наводить в квартире свой новый порядок.

Для начала она разбила зеркало в прихожей. У меня все руки не доходили его нормально повесить, и оно стояло просто на подставке, без всякого крепежа. Бить я Тварь не стал – сам виноват, кошка уже не котенок, конечно, но и еще не умудренная опытом Багира. Короче, дитя-дитём. А я сам мог бы сообразить, что когда дома носится мохнатая комета, то может произойти все, что угодно.

Затем она принялась за мои вещи, разбросанные в творческом беспорядке по квартире. Когда я пришел домой и увидел остатки свитера, то сразу как-то и не поверил, что одна мелких размеров кошка может так его подрать. По-видимому, только я закрыл за собой дверь, как все и началось – «полетели клочки по закоулочкам». Свитер, правда, был чисто для дома, но все равно мне его было жалко, поэтому в ход опять пошел тапок, и опять было изгнание бесов за холодильник. Но с того дня все вещи я стал аккуратно складывать в шкаф.

Потом Бася принялась за бычки, частенько оставляемы мной в пепельнице. Но тут я был с ней полностью солидарен – пепельницу нельзя держать полной, особенно оставлять ее на целый день в закрытой квартире.

А вот занавески она почему-то полностью игнорировала, и меня как-то до сих пор не тянет поинтересоваться у Баси – почему? Может, просто не знает, что на них прикольно качаться и срывать вместе с гардинами.

Вскоре поняв, что в гостиной ловить нечего по поводу наведения порядка, кошка принялась за инспектирование кухни. После того, как две тарелки были разбиты, посуду, тем более грязную, я больше на столе не оставлял, а сразу стал мыть и убирать в стол.

Одновременно с наведением порядка в квартире, Бася показала мне, что ей, как и всем, хочется любви и смеха. Это было самое трудное испытание моего терпения, несколько раз я подумывал выкинуть ее за дверь и тайно надеялся, что она сама совершит прыжок в бездну, сорвавшись с перил балкона за какой-нибудь птичкой. Но не тут-то было. Даже антисмех не помогал, поздно я его купил, как оказалось, судя по инструкции. Но с божьей помощью и моим терпением, эту беду мы пережили.

И вот, вроде все у нас наладилось, притирка, можно сказать, прошла успешно, кроме одного момента – рыбы. Мне вот совершенно непонятны взаимоотношения Баси и рыбы. Даже мясо (не все, правда, но об этом чуть ниже) она жрет в тарелке, на кухне, как и положено, но стоит мне начать разделывать рыбу, как все – весь налет аристократизма мигом исчезает. Бася начинает издавать леденящие душу звуки, как какой-нибудь оголодавший людоед, бить себя хвостом по бокам и делать попытки забраться на стол, чтобы поскорей овладеть добычей. Удачно брошенный тапок тут же был украден и запихнут подальше под диван. И пока я его доставал, на кухню был совершен налет с максимальными потерями для рыбы. После этого случая, тапки я больше не разбрасывал, а просто игнорировал все эти завывания. Я же, тем не менее, всегда удивлялся: положишь рыбку в тарелку, – кушай на здоровье, милая Бася, – так нет же, надо рыбу уволочь в гостиную, спрятаться в укромное и обязательно мягкое местечко и там, урча на всю квартиру, торопливо сожрать.

Или вот еще пример кошачей дикости. Угостили меня как-то собачьим мясом. Стою, режу, чтобы пожарить, и тут Тварь учуяла, видимо, вражий запах, хотя откуда ей-то знать, разве только через генетическую память? И началась на кухне настоящая истерика, Бася лезла на стол с совершенно ополоумевшими глазами и требовала своей доли, так сказать, военной добычи. После того, как она конкретно обожралась, ее отношение ко мне переросло в разряд поклонения. Я стал богом кошек, но, правда, только до утра, на долгую благодарность кошек можно не рассчитывать, впрочем, как и людей.

Но все это было только началом, наступил день, когда Бася заговорила с кем-то неизвестным и невидимым.

Сначала мне об этом рассказал друг Серега. Собирал он мне как-то кухню, пока я был на работе, и дома у меня был, соответственно, один, не считая кошки. И решил перекурить, вышел на балкон, смолит потихоньку и слышит непонятное тяфканье из гостиной. Повернулся и наблюдает такую картину: на кресле сидит кошка, смотрит куда-то в угол и тяфкает,

– Тяф-тяф-тяф.

Пауза, как будто кто-то ей что-то отвечает, потом немного с другой интонацией:

– Тяф-тяф.

Пауза.

– Тяф-тяф? Тяф-тяф-тяф, – во время этой тирады интонация меняется с вопросительной на жалобную, снова пауза и склонение головы, то влево, то вправо. И так в течение нескольких минут. Настоящий разговор, только что лапами не размахивала.

Серега даже немного струхнул, он-то помнил про моего домового, вернее домовиху, ну и подумал, что она вернулась.

Вечером я пришел домой, он мне все и рассказал. И те, кому не надо, все услышали и, видимо, решили, что таиться им больше не надо. И началось.

Сначала при мне разговоры были короткими, больше похожими на приветствия, типа:

– Тяф-тяф (привет домовой)!!!

Наклон головы, кивание, и дальше продолжение занятия своими делами.

Через несколько дней, разговор чуть подольше – приветствие и, возможно, судя по интонации, вопрос – как дела?

Это меня, видимо, приучали или, может, даже приручали, чтобы не пугался сильно, из чего я сделал вывод, что у меня появился свежеиспеченный домовой. Домовиха, что жила здесь раньше, кошек на дух не переносила и одну при мне об стену била, пока та вместе со мной из дома не убежала.

Дальше – больше. Стали они с Басей уже внаглую при мне общаться. Я, например, лежу на диване, одним глазом телевизор смотрю, другим читаю, а кошка сидит на спинке кресла и с щелью между книжным шкафом и стенкой о чем-то оживленно потяфкивает. Домовиха, кстати, тоже там жила, портал у них там, что ли, или малина домововская, не знаю.

Ну, а апофеозом всего этого был мой ночной мысленный разговор с домовым, хотя я уже сомневаюсь, что это домовой, те вроде только шипят. В общем, в тот вечер я что-то искал под диваном, поднял его и не заметил, что сука-Бася тоже решила посмотреть свои игрушки, и так получилось, что я диван на нее и опустил. Слышу только – хрусь, хрип и тишина. Я, конечно, диван снова подорвал, думая, что все «кранты котенку, больше срать не будет». Но не тут-то было, из-под него вылетела ополоумевшая кошка и спряталась под кресло.

Ну, по ее прыти и не скажешь, что травма какая получена. Но хруст был конкретный. И той же ночью произошло непонятное событие. То ли сон, хотя вроде и не сон. Короче, просыпаюсь и вижу в лунном свете сидит Бася возле этой жуткой щели, а на кресле сидит непонятно кто – карлик или гном, и постоянно видоизменяется. Тень такая, как папа у Гамлета. Не объяснить, короче. И тут они меня, так сказать, спалили, и эта тень мне мысленно и говорит: «Ты сегодня у Баси одну жизнь забрал, а тебе кошку подарили не для этого, а чтобы ты ее берег. Скажи спасибо, что она за тебя попросила, а то было бы тебе «счастье». Ладно, спи давай, нам еще с ней поговорить надо».

И я уснул. И до сих пор понять не могу, то ли мне приснилось это все после того хруста, то ли на самом деле было (а с моим опытом общения с миром сказок, это вполне нормально), не знаю. Но жизнь продолжается, и все пока в порядке.

Конечно, может возникнуть вопрос, а почему я от Баси до сих пор не избавился? Но ответ лежит на поверхности ее окраса – она же счастливая, да и меня не забывает, а в чем это выражается, я не скажу, что бы не сглазить.

О, о, опять разговорились. Интересно, о чем? Лишь бы не о том, как квартиру у меня отмести да по миру пустить, а если о других измерениях, то ради бога. Глядишь, и меня как-нибудь приобщат. И будем мы с Басей на пару тяфкать на щель, и познавать тайны вселенной.

Короче, люди – БЕРЕГИТЕ КОШЕК (Бася).
10 сентября 2012 08:18
№1 Rams_Lady Не в сети
Дааа.... нельзя обижать животных, а кошек тем более! Я своего ни за что в обиду никогда не дам!
0
Есть что добавить? Зарегистрируйся! И напиши своё мнение