Красные маки

- Эй, красавица, давай погадаю, протяни руку! – ко мне подошла кареглазая цыганка в длинной юбке и в платке с красными маками. Я заворожено уставилась на маки. Красота!
- Давай руку, говорю, что стоишь? Всю правду тебе расскажу, о прошлом, о настоящем, о будущем, - тараторила цыганка. Я обратила внимание на длинные сережки в ее ушах с красными камнями. В голове пронеслась мысль: как же хорошо серёжки сочетаются с маками, как гармонично! Нет бы - убежать, отвернуться, но я, словно загипнотизированная, восторженно взирала на кроваво-красные цветы.

Слева от нас возвышался огромный аэропорт «Домодедово». В нем было что-то футуристическое и загадочное. Вокруг сновали таксисты и пассажиры далеких рейсов, не обращая внимания на грустную девушку и цыганку в платке с красными маками. Странно, откуда в аэропорте взялись цыгане? Это же не Белорусский вокзал, наконец, где можно встретить самый разнообразный люд – начиная от бизнесменов с дорогими запонками, заканчивая бомжами-маргиналами, пьющими дешевые разноцветные суррогаты.

Цыганка схватила меня за руку и вгляделась в тоненькие линии на белой ладошке:
- Ой, дорогая, ой была ты счастливая! Ушло от тебя счастье, уплыло! И не ищи его снова там, его там нет! И никогда не будет! Ты должна доверять сердцу и случаю…
Я смотрела вдаль. А она говорила без остановки. Все слова этой хитрой женщины оказались правдой. Счастье превратилось в печаль, любовь – в ненависть, улыбка – в слезы. Меня бросил мужчина, оставив без жилья. Как так вышло? Он вернулся с работы и сказал: «Собирай вещи и уходи». Я не требовала объяснений, разве в этом был толк? Если человек принял обдуманное решение, вряд ли истерики или слезы помогут его изменить. Собрав в сумку все необходимое, я ушла, оставив ключи на тумбочке в прихожей, которую мы выбирали вместе. На ключах висел брелок в виде половинки сердца, который он мне привез из Парижа. Впрочем, зачем мне теперь брелок? Тем более, в виде сердца. Даже смешно. Теперь у меня нет никаких ключей, да если бы они и были, все равно нечего ими открывать.
Последнюю неделю я жила в дешевой гостинице на окраине Москвы, с утра до вечера бродила по холодным улицам. Кожа на лице огрубела от ветра, а в глазах совсем не осталось слёз. Как получилось очутиться возле аэропорта – я и сама не поняла, теперь могу поступать необдуманно, полагаясь лишь на внутреннее чутьё.
- Красавица, ты не думай, что я говорю чушь, всю правду на руке вижу, у тебя и в глазах все написано, - она приобняла меня за талию, ворвавшись в «интимную зону», отчего я вздрогнула.
- Спасибо, мне ничего не надо, - я собралась развернуться и уйти, но она сильно сдавила мне предплечье.
- Позолоти ручку, красавица, я тебе всю правду рассказала, а ты неблагодарно поступаешь. Так не делают, - она покачала головой.
- Мне. Ничего. Не надо. – Я вырвала руку из цепкого захвата, развернулась, и пошла прочь, закурив сигарету.
Все сложилось очень даже банально. Кошелька в сумке не оказалось, а из кармана пропал телефон. Безразличие. Мне безразлично есть ли у меня деньги или нет. Мне безразлично есть ли у меня телефон – мне все равно некому звонить. Я потеряла всё.
По зеленому коридору шли только что прилетевшие пассажиры с дорогими чемоданами и яркими пакетами из магазинов беспошлинной торговли. Каждый самодовольно улыбался.
- Милый, наконец-то мы вместе! – визжала загорелая девица, повисшая на шее пожилого мужчины. – Отдых был просто супер! Спасибо за путёвку! – искренностью здесь даже и не пахло. Очевидно же, девушка нашла денежный мешок, а сама заводит курортные романы где-нибудь на берегу океана, попивая терпкий ром из красивого бокала.
Партия прилетевших на заработки таджиков шипела ругательствами и бранными словами. Каждый из них удивленно хлопал глазами и оглядывался по сторонам, не выпуская из рук клетчатые сумки-баулы.
Кто-то смеялся, кто-то рыдал, кто-то оправдывался друг перед другом. И я впервые за две недели улыбнулась. Несмотря на тяжелый период, я оставалась достаточно хладнокровной. Теперь свободна, не оправдываюсь перед людьми, мне не приходится им улыбаться – фальшиво или искренне, могу поступать бессмысленно, никто мне не указ.
Я подошла к стойке регистрации.
- Девушка, а есть ли билеты на ближайший рейс в безвизовую страну? – на меня исподлобья уставилась блондинка в очках с темной оправой.
- Вы хотите улететь сейчас… неважно куда? – она растерялась.
- Да, неважно. И побыстрее, пожалуйста, - в этот момент длинные пальцы с красными ногтями деловито застучали по клавиатуре.
- Одну минуту, мы сейчас что-нибудь придумаем, - и она уткнулась в монитор. Стекла ее очков отражали свечение монитора, отчего переливались ярко-голубым светом.
Минуты тянулись бесконечно долго. Я дрожала, хотя в зале было достаточно тепло.
- Девушка, есть билет на Кубу. Вылет через 3 часа, - она отвлеклась от монитора и улыбнулась.
Прикинув в уме, хватит ли на карточке денег на билет и хватит ли их на первое время, я протянула блондинке загранпаспорт и сказала:
- Оформляйте. Куба, так Куба. Там же тепло и беззаботно…

Оставшиеся часы до вылета я бродила по аэропорту, поскольку регистрацию на рейс еще не объявили. Вещей у меня не было, отчего внутри появилась давно знакомое чувство лёгкости. Стеклянные двери выпустили наружу, навстречу ледяному ветру. Я закурила. Последний раз в этом городе. Я знала, что не вернусь, меня здесь никто не ждет. Впрочем, и на Кубе меня никто не ждал, но я утешала себя мыслью, что солнце и белый песок призывно манят к себе.
Увидев в толпе красные маки, я вздрогнула. Скандалить не хотелось, поэтому я позволила себе заняться наблюдением. Цыганка безостановочно щеб*тала, а рядом, с пустым и бессмысленным взглядом стоял мужчина в черном пальто и с кожаной сумкой. Неужели ей мало тех денег, которые она украла у меня? Неужели ей мало телефона? Ну, уж нет! На моих глазах она никого не обманет!
- Да что вы творите? Вам мало? Отстаньте от мужчины!
- Эээй, неблагодарная, иди отсюда куда подальше, я ей как помогла, а она мне спину показала! Иди своей дорогой! – рукоплескала плутовка. Мужчина вздрогнул. Взяв его за руку, я повела его к стеклянным дверям аэропорта. Впрочем, он не сопротивлялся, а был очень даже податливым. Из уст цыганки доносились ругательства и оскорбления, предназначенные мне. Безразлично.
В холле мужчина посмотрел мне в глаза.
- Спасибо, девушка. Благодаря вам я не отдал ей все деньги и кредитки, - он вздохнул. – Вот как бывает… неприятности могут настигнуть в любой момент, и от нас мало что зависит. А зависит от других людей. Зачем вы это сделали?
Я задумалась. Действительно, зачем?
- Я не знаю. Несколькими часами ранее она утащила у меня кошелек и телефон. Неужели ей этого мало? – вопрос повис в воздухе. Через секунду мужчина засмеялся.
- А вы действительно необычная. Нет бы, сожалеть о деньгах, а вы думаете о том, что ей должно хватить ваших денег. Оно и верно. Не в них счастье…
- А в их количестве?
Он снова залился смехом.
- Меркантильный человек сказал бы «да», но я действительно свободен от таких предрассудков.
Мы снова помолчали.
- Куда вы летите? – он посмотрел на табло.
- На Кубу, - я уже представляла себя загорелой и страшно деловой.
- Зачем?
- Не знаю. Меня никто там не ждет. И здесь тоже. Нигде. Так уж лучше я буду греться на солнышке. Найду работу… Посмотрим.
- Меня тоже никто не ждет. Вот только что меня послала девушка ко всем чертям. И я сразу забронировал билет.
Мне надоело думать о том, что кого-то постоянно бросают близкие люди. Беспричинно. Впрочем, причина, должно быть, есть, но она является неразгадываемым ребусом.
- Регистрация началась, пойдёмте, - я сделала шаг в сторону стоек.
- Да-да, идем. А после регистрации может начнем отпуск с глотка рома? На Кубу же летим.
- А почему бы не начать? Мне все равно, знаете ли. – И я уверенным шагом направилась навстречу неизвестности.
Есть что добавить? Зарегистрируйся! И напиши своё мнение