Поступь прогресса, (Там на неведомых… часть шесть)

- Вы тут, папенька, бухать изволите, а Ваня на заднем дворе опять что-то несуразное мастерит!
Король поднял мутный взгляд на Василису.
- Он чей муж? Твой? Или мой?
- Мой – опешила Василиса.
- Ну, вот пойди и ёбни его сковородкой по голове, раз тебя что-то не устраивает. – Царь долил вина в бокал. - Не видишь, я в депрессии.
Василиса нахмурилась еще больше, развернулась, и пробормотала уходя:
- Понахватаются слов заморских, разговаривать невозможно. Есть же такие великолепные слова, как тоска, печаль, кручинушка…
Голос дочери стих, затерявшись в коридорах замка.

Интересно, чего Ванька на этот раз удумал? Как попала к нему в руки библиотека из Кощеева замка, так и началось беспокойное время. Нет, оно-то с пользой даже иногда чего-то мастерилось. Как, например, зеркала в одно место смотрящие. Как голову под эти лучики сунуть супостату какому, так в миг, одна черепушка от неё. И мозги внутри печеные. А про доску стирочную, это, конечно зря. Бабам-то, поди, стирать по этой досточке ребристой, сподручнее. Однако, за счет этого, языками времени у них чесать побольше стало. А это не к добру. Незачем бабам разговаривать. Делами пущай лучше занимаются.
Король встал с трона и пошел на задний двор посмотреть, чего зятю на этот раз в голову взбрело.

- Чего теперь творишь, Ванька?
- Да вот – Иван кивнул в сторону кучи хлама – Анакинский Ведроид.
- Это что за ерунда такая?
- От чего ж ерунда? – Ванька выудил из кучи хлама изрядно погнутый, но всё еще блестящий самовар и принялся прилаживать его к конструкции из ведер. – Будет по хозяйству помогать. Со стола убрать, али кровать застелить. Дрова нарубить, опять же.
- Вань, на тебя Василиса жалуется.
- Баба – пожал плечами Иван, - чего с неё взять-то? Ей, как не делай, всё не так. Только и знает, что визжать дурным голосом.
В воротах показался Серый Волк. В зубах у него была холщёвая сумка. Бережно положив её у Ивановых ног, Волк сказал:
- Всё как ты просил, Ваня.
- Это хорошо. А листы жестяные, когда будут, кузнец не сказал?
- Говорит, к вечеру.
Иван достал из принесенной Волком сумки несколько деталей и принялся прилаживать их к уже закрепленному самовару.
- И, на кой хрен, тебе, зятёк, всё это сдалось? Кровать застилать – девки сенные есть. Дров нарубить – вон крестьян сколько. Что тебе всё не так?
- Ну а чего? Удобно же! Приедет к вам этот, как его, Луи шестой, а вы ему диковину такую! А хочешь еще – изволь купить. Экспорт наладим, деньги рекой потекут. Вон, одних только досок стиральных на прошлой неделе, купец Пузомятников, триста штук взял, да и купил!
Царь тяжело вздохнул, признавая неоспоримость аргументов, и спросил:
- А, всё ж таки, почему Ведроид, Ваня?
- Ну, как же! Большую часть деталей из старых ведер сделали! – Сказал Иван и похлопал ладонью по торсу железного человека.
- А Анакинский-то почему?
- Ну… - протянул Иван – тут один человек обещал, что так и назовет.
- Какой человек? – не понял король – Кому обещал?
- Ой, царь-батюшка, вы его всё равно не знаете. – Отмахнулся Ванька от назойливого тестя.

- Сомнения меня, Ваня, терзают – говорил Серый Волк, обходя готового ведроида вокруг и разглядывая его со всех сторон. – Уж, как-то много деталей не совпадает с первоначальным чертежом.
- Ну, Серый, ну сам подумай, ну какой кузнец взялся б выковывать эти кругляшки? А тут вон - Ванька, уже в который раз, постучал кулаком по самовару – готовый корпус. Начинку только внутрь клади и готово.

Несмотря на всю Ванькину уверенность, по настоянию Серого Волка испытания перенесли в лес.
Погода, ясная с утра, вдруг начала меняться. А когда телега с ведроидом приехала на поляну, небо уже заволокло тучами.
- Дождь будет, Ванька – сказал Волк.
- Успеем.
- А, может, отложим, а?
- Да чего ему станется! Вон, плащиком прикроем и нормально. У него ж детальки в чугунке. Чугунок донышком вверх. Всё продумано! – Ванька установил чугунок поверх самовара.
- Ой, Ваня-Ваня! Ну, делай, как знаешь. Но только смотри, я предупреждал.
Ведроида поставили в центре поляны, Ванька водрузил чугунный котелок с «лихими деталями» на то место, где должна была находиться голова.
- Почему детали-то лихие, Серый?
- Не знаю, где их Кощей взял, но нутром чую, очень далеко отсюда.
- В три-двенадцатом, что ль?
- Дальше, Ваня, гораздо дальше.

Свинцовая вата туч уже давно нависла над поляной, роняя крупные, но редкие капли. Где-то, совсем рядом заурчал, будто еще до конца не уверившись, что настало его время, гром. На одно единственное мгновение тишина обволокла поляну. А потом на землю устремился водяной поток, сопровождаемый громовым раскатом, наконец-то прозвучавшим во всю свою небесную мощь.
Серый Волк прижал к голове уши.
- Едрить-твою-через-забор-ведром-в-корыто! – Закричал перепуганный Ванька, почти не слыша себя, и устремился под ветви того самого дуба, в котором до сих пор, встряв рогами, торчал череп взбесившейся некогда козы, оставив ведроида мокнуть в центре поляны.
- Мда. Наверное, с запуском придется повременить. – Пробормотал себе под нос Иван.
- А я говорил – язвительно согласился Волк. – А я предупреждал. Но, кто ж меня слушать будет-то?
- Да Серый – Согласился Ваня. - Ты всегда всё наперед знаешь. И это бесит.
- Это, Ванечка, потому бесит, что сам-то ты мозгом не пользуешься.
- Я пользуюсь! – Обиженно возмутился Иван. – Я даже вон, сначала документацию почитал и только потом…
Завязавшийся было спор, прервал белый хлыст молнии, внезапно щелкнувший по поляне и окутавший мокнущего ведроида разрядами электричества. Еще раз, словно, прощаясь, ударил гром. И гроза поползла прочь.

Последние всполохи электричества пробежались вокруг чугунного котелка, служившего ведроиду головой, и сошли на нет. Затем, ведроид повернул голову, пошевелил рукой, развернулся и побежал в лес.
- Побежала х*йня железная! – Восхищенно закричал Иван. – Ты видел, Серый? Видел?
- Видел. – Буркнул Серый Волк. – Сейчас, видать, и мы побежим.
- Куда? – не понял Иван.
- Догонять твою х*йню железную.

Ведроид оказался хитрой бестией. Переходил вброд ручьи, резко менял направление, возвращался по своим же следам, скакал на несколько метров в сторону, тем самым сбивая Серого Волка со следа. Они бы так и вернулись ни с чем, если бы в очередной раз, не рассчитав высоты прыжка, ведроид не ударился бы чугунком об ветку дерева, напрочь себе этот чугунок снеся с корпуса.
По дороге домой, покачиваясь в телеге из стороны в сторону, голова непрерывно бубнила что-то на неведомом языке. Среди неизвестных слов, время от времени, проскакивали и абсолютно бессмысленные фразы на русском: «Ёбаные микросхемы», «СиТриПиО - мудак» и «Дарта Вейдера в императоры!». Так продолжалось почти до самых ворот замка, в который Иван Дурак и Серый Волк вернулись, когда уже совсем стемнело.
Убедившись, что голова-чугунок перестала подавать признаки жизни, Ванька наскоро прикрутил оную к корпусу и со словами:
- Завтра будем разбираться.
Побрёл в спальню.

А утром, выглянув из окна, Ваня увидел привязанную к столбам стражу, сенных девок, выстроенных у забора в одних исподних рубахах, и Царя-батюшку, стоящего у колодца, в кандалах, притороченных к колодезному валу. По двору, чеканя шаг, ходили ведроиды. Их было много. Если бы у Вани в тот момент спросили, сколько он видит ведроидов, хотя бы приблизительно, то, не обременяя себя математическими подробностями, Иван бы ответил: «Дох*я». И был бы прав. Ведроидов было дох*я.

Быстро натянув портки и схватив меч, аккуратно ступая, дабы не разбудить Василису, Иван подкрался к двери и приоткрыл её. У двери сидел Серый Волк.
- Серый, что за…
- …х*йня в королевстве творится? – Закончил зверь начатое Иваном предложение.
- Ага. – Согласился Иван.
- Ведроиды атакуют. – Невозмутимо сообщил Волк.
- Кого?
- А то ты, блять, в окно не видел, кого!
- И чего делать, Серый?
- Если б за каждый такой вопрос тебе давали подсрачник, ты бы лет до пятидесяти спал только на животе.
- Так, а откуда их столько? – проигнорировал комментарий Волка Иван.
- Один собрал второго, потом они вдвоем собрали еще по одному. Потом четверо – еще четверых. Но знаешь, Ваня, есть и плюсы.
- Плюсы? – Ваня оторопело таращился на Серого Волка.
- Ага, плюсы. На заднем дворе, где ты мастерскую себе устроил, барахла совсем не осталось. Там чистота и порядок.
- Кто там, Ваня – подала сонный голос Василиса.
- Спи. Серый это.
- Угу… опять будете чепуху мастерить какую-нибудь – пробормотала Василиса, и, перевернувшись на другой бок, сладко засопела.
Иван вышел в коридор и прикрыл двери.
- И все-таки, Серый, чего делать-то теперь? – вновь спросил он у Волка.
- Кто б знал, Ванечка. – Тоскливо протянул Серый Волк.

Крадучись, Иван Дурак и Серый Волк пробрались на задний двор, где обнаружили одного из ведроидов, старательно прикручивающим самому себе левую ногу, состоящую из остатков хлама, которого на заднем дворе почти не осталось.
Ванька в два прыжка оказался рядом, взмахнул кладенцом и чугунок-голова, с глухим звоном и невнятным матерком упала на землю.

Подхватив чугунок, Ванька открыл погреб и быстро, пока не заметили, спрятался там вместе с Серым Волком. В погребе Ванька пристроил голову на приоткрытую кадку с солёными огурцами.
- Ничего не понимаю – пробормотал Иван, - все финтюльки на месте, от чего оно всё так?
- Всё, Ваня, да не всё. – Серый Волк, встав на задние лапы, оперся передними об кадку и засунул свой нос в чугунок. – Смотри, видишь, железочки наискось стоят?
- Где? – Ваня близоруко прищурился.
- В чугунке. Видать электричество по катушке не с тем напряжением идет. И вот результат: враждебно настроенная армия человекоподобных роботов, собранных из подручных материалов.
- Я ж их всех не победю – растерялся Иван.
- Нет такого слова «победю», Ваня. Наш народ всегда гуртом решал проблемы такого характера, а потому, в будущем времени у данного слова есть только множественное число. «По-бе-дим». Понял?
- Я ж их всех не победим. – Поправился Иван. Но смутился, оттого, что вышло еще тупее.
- Да. Ты непобедим – хихикнул Серый Волк и добавил себе под нос. – В своей придурковатости.
- Вариантов у нас, Ванечка, два. Или выходить на ратный бой прямо сейчас, имея в арсенале твой кладенец и мои зубы, или… - Серый Волк помедлил.
- Или?
-…Или сдаваться.
- Русские не сдаются! - сказал Иван и неловко взмахнув мечем, зацепил чугунок, который с глубокомысленным «бульк» присоединился к компании солененьких огурчиков в кадке.
- Хм… Маринованный человекоподобный робот… - задумчиво пробормотал Волк – это любопытно.

Двери погреба с грохотом распахнулись и оттуда, с нецензурным боевым кличем и утробным рычанием выскочили человек и волк. Стрелой пролетев через весь задний двор, они обогнули замок и ринулись в гущу стоящих строем ведроидов. Всякий взмах меча оставлял за собой разрубленные на непропорциональные части железные тела, металлические руки и ноги разлетались в разные стороны. Волк, вцепившись зубами в металлические конечности, оставлял на них глубокие, а часто и сквозные отметины, дергал в остервенении лобастой головой, выдергивая стальные ноги или руки из пазов, обездвиживая, валя на землю спятивших железных монстров. Лязг, скрежет, волчий рык и матерная брань Ивана, впавшего в состояние боевой эйфории, эхом отлетали от стен. Однако, ведроиды, будто и не думали заканчиваться.
И в тот момент, когда, казалось бы, горький исход этой сюрреалестичной битвы был уже предрешен, когда из Ванькиных рук был выбит меч, а Серый Волк, зажатый в угол, отчаянно скалил пасть на нескольких атакующих железных монстров, из спальни на третьем этаже раздался истошный, испуганный визг Василисы.
- ВАНЕЧКААААААААААААААААА!!!
И все ведроиды, как один, замерли.
В воцарившейся тишине раздался возмущенный Ванькин голос:
- Проснулась, ёб твою мать.
- Ультразвук, однако – пробормотал Волк, яростно чухая задней лапой ухо. – Я думал у меня голова лопнет.
Подняв меч, Ванька со злобой пнул одного застывшего ведроида, второго, плюнул на третьего и пошел отвязывать дружину.

***

- Вы тут папенька алкашить изволите, а Ваня на заднем дворе…
- Ну, так муж-то, твой?! – заорал царь, прервав Василису на полуслове. – Возьми сковородку, да и ёбни его по башке! Хотя…- царь посмотрел в потолок, будто, что-то подсчитывая в уме. – Лучше, принеси-ка мне сковородку, доченька. Я сам.
©VampiRUS
Есть что добавить? Зарегистрируйся! И напиши своё мнение